» » » Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 11 марта 2018 года, 19:30

Официальная информация / Отчёты ОБСЕ

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 11 марта 2018 года, 19:30

За период с вечера 9 по вечер 10 марта в Донецкой области СММ констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня, а в Луганской области — аналогичный уровень таких нарушений по сравнению с предыдущим отчетным периодом. За период с вечера 10 по вечер 11 марта Миссия констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня в Донецкой и Луганской областях по сравнению с предыдущими сутками. Наблюдатели уточняли сообщения о ранении и гибели гражданских лиц вследствие взрыва, произошедшего возле микроавтобуса в Кировском районе Донецка. В районе Тернового в направлении беспилотного летательного аппарата СММ снова стреляли из стрелкового оружия. Миссия продолжала осуществлять мониторинг на участках разведения сил и средств в районах населенных пунктов Станица Луганская, Золотое и Петровское, а также зафиксировала нарушения режима прекращения огня вблизи участка разведения в районе Станицы Луганской. Доступ наблюдателей оставался ограниченным как на этих трех участках, так и в других районах, в частности к месту размещения отведенного тяжёлого вооружения, постоянному месту хранения вооружения, а также в двух пунктах пропуска в неподконтрольных правительству районах Луганской области вблизи границы с Российской Федерацией*. СММ зафиксировала наличие вооружения, размещенного с нарушением линий отвода в районе Марьинки и Хрустального. Миссия продолжала содействовать проведению и осуществлять мониторинг ремонтных работ на объектах жизнеобеспечения неподалеку от Красного Лимана и Артема. Наблюдатели посетили четыре приграничных района, которые не контролируются правительством.
С вечера 9 по вечер 10 марта в Донецкой области СММ констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня[1], включая большее количество взрывов (примерно 60), по сравнению с предыдущим отчетным периодом, когда было зафиксировано около 30 взрывов. С вечера 10 по вечер 11 марта Миссия отметила уменьшение количества таких нарушений (зафиксировав приблизительно 20 взрывов) по сравнению с предыдущими сутками.
Вечером 9 и ночью 10 марта камера СММ на Донецкой фильтровальной станции (15 км к северу от Донецка) зафиксировала огневую активность в такой хронологической последовательности: 33 снаряда с запада на восток, 2 взрыва неопределенного происхождения, 51 снаряд с запада на восток, 1 взрыв неопределенного происхождения, 11 снарядов с запада на восток, 1 взрыв и 12 снарядов с запада на восток, а затем в общей сложности 29 взрывов неопределенного происхождения, 131 снаряд с запада на восток, 11 снарядов с востока на запад, 2 снаряда с юго-запада на северо-восток, 2 снаряда с северо-востока на юго-запад, 1 вспышку дульного пламени и 1 выпущенную вверх осветительную ракету. Следующим вечером та же камера зафиксировала 4 взрыва неопределенного происхождения, 39 снарядов с запада на восток, 2 снаряда с юго-запада на северо-восток, 1 снаряд с северо-востока на юго-запад, 1 снаряд с севера на юг и 3 вспышки дульного пламени. Вечером 11 марта эта же камера зафиксировала 3 снаряда с запада на восток и еще 1 — с востока на запад. Вся вышеуказанная огневая активность происходила на расстоянии 0,5–3 км к югу.
10 марта, ведя наблюдение возле н. п. Заиченко (неподконтрольный правительству, 26 км к северо-востоку от Мариуполя), команда Миссии слышала 5 взрывов на неустановленном расстоянии к северо-западу и 5 взрывов на неустановленном расстоянии к востоку.
За период с вечера 9 по вечер 10 марта в Луганской области СММ зафиксировала аналогичный уровень нарушений режима прекращения огня, зафиксировав один взрыв, по сравнению с предыдущим отчетным периодом (ни одного взрыва). С вечера 10 по вечер 11 марта Миссия констатировала уменьшение количества таких нарушений (в том числе 1 взрыв) по сравнению с предыдущими сутками.
СММ уточняла сообщения СМИ о жертвах среди гражданского населения вследствие взрыва в Кировском районе Донецка. 10 марта в больнице Донецка наблюдатели поговорили с 4 женщинами и 2 мужчинами. На лицах всех из них были видимые ранения (в том числе синяки и порезы); 5 из 6 собеседников имели глазные повязки. Некоторые из них сообщили, что 9 марта в качестве пассажиров они ехали в микроавтобусе по Кировскому району в направлении автодороги Н-15, когда увидели мужчину, бежавшего к микроавтобусу с криком «остановите автобус!». Его преследовал автомобиль с вооруженными мужчинами в одежде военного типа. Они сказали, что автобус притормозил, чтобы позволить мужчине зайти внутрь, но когда он приблизился, автомобиль врезался в него и прижал к автобусу. Тогда пассажиры заметили в руках мужчины ручную гранату, которая сработала, когда его прижали к автобусу. По их словам, вследствие взрыва окна автобуса разбились, а их ранения вызваны осколками гранаты и разбитым стеклом. Медперсонал областной клинической больницы имени Калинина в Донецке сообщил, что у них на лечении находится пассажир вышеуказанного автобуса (мужчина), получивший осколочные ранения брюшной полости. Сотрудники морга в больнице имени Калинина в Донецке рассказали, что 9 марта к ним доставили тела погибших в результате взрыва мужчины и женщины. На ул. Бахметьева, неподалеку от перекрестка с ул. Поченкова в Кировском районе наблюдатели видели несколько пар использованных латексных перчаток, а также разбросанные проспиртованные тампоны и окровавленные бумажные полотенца. Трое местных жителей сообщили, что 9 марта в 11:00 они слышали взрыв возле перекрестка улиц Бахметьева и Поченкова, а, прибыв на место события, они увидели, что оно огорожено лентой и оцеплено членами «ДНР». Они также добавили, что они видели окровавленных людей рядом с поврежденным микроавтобусом «Mercedes-Benz Vito»; через примерно 15 минут после взрыва прибыли несколько карет скорой помощи.
В направлении беспилотного летательного аппарата (БПЛА) СММ вновь стреляли из стрелкового оружия (см. Ежедневный отчет СММ от 27 февраля 2018 года). 10 марта, осуществляя полет мини-БПЛА над известным Миссии объектом вооруженных формирований возле н. п. Терновое (неподконтрольный правительству, 57 км к востоку от Донецка), наблюдатели слышали 8 выстрелов из стрелкового оружия, произведенных в 1–2 км к северо-западу от них, в районе, над которым пролетал БПЛА. По их оценке, выстрелы, вероятно, были направлены на БПЛА. Команда СММ приземлила БПЛА (который не был поврежден) и покинула этот район. В ходе последующего анализа отснятых БПЛА материалов были обнаружены изображения мужчин в камуфляжной одежде, смотрящих в направлении БПЛА.
Миссия продолжала осуществлять мониторинг процесса разведения сил и средств и пытаться получить неограниченный доступ к участкам разведения в районах н. п. Станица Луганская (подконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Луганска), н. п. Золотое (подконтрольный правительству, 60 км к западу от Луганска) и н. п. Петровское (неподконтрольный правительству, 41 км к югу от Донецка), как это предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года. Доступ СММ на этих участках разведения по-прежнему остается ограниченным*, однако наблюдатели смогли выполнить их частичный мониторинг.
Вечером 9 марта, находясь на восточной окраине Станицы Луганской, наблюдатели слышали 3 очереди из крупнокалиберного пулемета в 8–10 км к юго-западу (по оценке, за пределами участка разведения). На следующий день с той же позиции команда СММ слышала взрыв в 5–10 км к юго-юго-западу (установить, произошел он в пределах участка разведения или же за его пределами, не удалось), а также 3 очереди из крупнокалиберного пулемета в 5 км к западу (по оценке, за пределами участка разведения).
10 марта, осуществляя мониторинг вблизи участка разведения в районе Петровского, а 10 и 11 марта — в районе Золотого, наблюдатели отметили там спокойную обстановку.
СММ продолжает осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Комплексом мер и Дополнением к нему, а также Меморандумом.
Наблюдатели видели танк (Т-72), который перевозили вблизи н. п. Марьинка (подконтрольный правительству, 23 км к юго-западу от Донецка), и 10 реактивных систем залпового огня (РСЗО; БМ-21 «Град», 122 мм) возле н. п. Хрустальный (быв. Красный Луч, неподконтрольный правительству, 56 км к юго-западу от Луганска), что является нарушением линий отвода.
9 марта за линиями отвода, но вне выделенных мест хранения в подконтрольных правительству районах наблюдатели видели 2 танка (неустановленного типа), которые перевозили недалеко от н. п. Стретенка (быв. Октябрьское, 62 км к юго-западу от Донецка). 11 марта СММ зафиксировала танк (Т-72) вблизи н. п. Новоайдар (49 км к северо-западу от Луганска), 2 танка (Т-72 и Т-64) возле н. п. Смоляниново (61 км к северо-западу от Луганска), 2 танка (Т-72) в н. п. Северодонецке (74 км к северо-западу от Луганска), 3 танка (один Т-72 и два неустановленного типа) в районе н. п. Спорное (96 км к северу от Донецка), танк (Т-72) возле н. п. Курахово (40 км к западу от Донецка) и 3 танка (неустановленного типа) неподалеку от н. п. Волноваха (53 км к югу от Донецка). 10 марта наблюдатели видели 7 танков (неустановленного типа), стоявших на полигоне в неподконтрольном правительству н. п. Мирное (28 км к юго-западу от Луганска) (для ознакомления с результатами предыдущих наблюдений в этом районе см. Ежедневный отчет СММ от 10 марта 2018 года).
Миссия зафиксировала наличие вооружения, которое она не смогла верифицировать как отведенное, так как условия его хранения не соответствуют критериям, указанным в сообщении от 16 октября 2015 года относительно эффективного мониторинга и верификации отвода тяжелого вооружения, направленного СММ подписантам Комплекса мер. В неподконтрольных правительству районах Донецкой области за соответствующими линиями отвода команда Миссии видела 6 самоходных гаубиц (2С1 «Гвоздика», 122 мм) и отметила, что там по-прежнему отсутствуют 13 минометов (одного 2Б11 «Сани», 120 мм, и двенадцати ПМ-38, 120 мм).
В неподконтрольном правительству районе Луганской области члены патруля СММ вновь посетили постоянное место хранения тяжелого вооружения, расположение которого соответствует линиям отвода, и отметили, что 6 реактивных систем залпового огня (БМ-21) и 5 буксируемых гаубиц (Д-30 «Лягушка», 122 мм) отсутствуют, как и ранее; в то же время отсутствие буксируемой гаубицы (2А65 «Мста-Б», 152 мм) и 3 самоходных гаубиц (2С1) было зафиксировано впервые.
В неподконтрольных правительству районах Донецкой области команды Миссии еще раз посетили два постоянных места хранения вооружения и отметили, что там по-прежнему отсутствуют 19 танков (десять Т-72 и девять Т-64). Наблюдатели также зафиксировали другое вооружение, присутствовавшее там впервые.
СММ зафиксировала боевые бронированные машины[2] и недавно проводившиеся землеройные работы в зоне безопасности. 10 марта в подконтрольных правительству районах наблюдатели видели 13 боевых бронированных машин (семь типа БМП и шесть неустановленного типа) и 3 бронированных разведывательных машины (БРДМ, БРДМ-2РХБ и БРМ-1К) возле н. п. Попасная (69 км к западу от Луганска), а также боевую машину пехоты (типа БМП) возле н. п. Новотроицкое (36 км к юго-западу от Донецка). Неподалеку от н. п. Петровское (неподконтрольный правительству) наблюдатели видели бронетранспортер (БТР-80).
11 марта возле Попасной наблюдатели видели 5 боевых бронированных машин (четыре типа БМП и одну неустановленного типа) и 3 бронированных разведывательных машины (одну БРДМ-2РХБ и две БРМ-1К). В тот же день в неподконтрольных правительству районах СММ выявила БМП-1 возле н. п. Веселая Гора (16 км к северу от Луганска) и недавно установленные стационарные противотанковые заграждения из угловых металлических балок неподалеку от н. п. Долгое (22 км к северо-западу от Луганска).
В неподконтрольных правительству районах СММ зафиксировала новые земляные противотанковые заграждения возле н. п. Раздольное (46 км к юго-востоку от Донецка), а также недавно удлиненные траншеи в районе н. п. Саханка (24 км к северо-востоку от Мариуполя) и н. п. Безымянное (30 км к востоку от Мариуполя).
СММ продолжает фиксировать наличие пережитков войны и знаков, предупреждающих о минной опасности. На юго-восточной окраине н. п. Часов Яр (подконтрольный правительству, 62 км к северу от Донецка) члены патруля Миссии видели прикрепленный к дереву знак красного цвета с белым изображением черепа над скрещенными костями и надписью «Осторожно, мины» на украинском и русском языках. К югу от Саханки наблюдатели видели хвостовой стабилизатор минометной мины, застрявший в 1 м от автодороги Е58.
СММ продолжала содействовать проведению и осуществлять мониторинг ремонтных работ на водозаборных станциях в н. п. Красный Лиман (неподконтрольный правительству, 30 км к северо-западу от Луганска) и на Петровской водонасосной станции в н. п. Артема (подконтрольный правительству, 26 км к северу от Луганска).
Наблюдатели посетили четыре приграничных района, которые не контролируются правительством. 9 марта за 15 минут наблюдения в пункте пропуска вблизи н. п. Новоазовск (неподконтрольный правительству, 40 км к востоку от Мариуполя) команда Миссии видела, что в Украину въехали 3 автомобиля (1 с украинскими номерными знаками, 1 — с российскими и 1 с табличками «ДНР») и 1 тентованный грузовик (с российскими номерными знаками), а из Украины выехали автоцистерна и автомобиль (оба с украинскими номерными знаками). Спустя 2 дня за 20 минут наблюдения в том же пункте пропуска члены команды СММ видели, что из Украины выехали 6 автомобилей (3 с украинскими номерными знаками, 1 — с российскими и 2 с табличками «ДНР») и 2 тентованных грузовика (с украинскими номерными знаками), а тем временем в Украину въехали 7 автомобилей (2 с украинскими номерными знаками, 1 — с российскими, 1 — с польскими и 3 с табличками «ДНР»), а также зашел 1 мужчина (30–39 лет).
10 марта, находясь в пункте пропуска возле н. п. Новоборовицы (79 км к югу от Луганска) в течение часа, наблюдатели не зафиксировали ни одного факта пересечения границы.
11 марта, осуществляя мониторинг в пункте пропуска возле н. п. Изварино (52 км к юго-востоку от Луганска) в течение 5 минут, члены патруля Миссии видели, как в Украину заехал автобус с украинскими номерными знаками, после чего им сказали покинуть этот район*. В тот же день, осуществляя мониторинг в пункте пропуска возле н. п. Северный (52 км к юго-востоку от Луганска) в течение примерно 3 минут, члены команды СММ не зафиксировали перемещений через границу до того, как им сказали покинуть этот район*.
Миссия продолжала следить за ситуацией в Херсоне, Одессе, Львове, Ивано-Франковске, Харькове, Днепре, Черновцах и Киеве.
*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ
Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо оперативно реагировать. Они также согласились с тем, что Совместный центр контроля и координации (СЦКК) должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Однако вооруженные формирования в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, ссылаясь на соответствующие приказы, часто отказывают СММ в доступе к районам, прилегающим к неподконтрольным правительству участкам границы Украины (например, см. Ежедневный отчет СММ от 10 марта 2018 года). Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля 2017 года неподалеку от Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение была по-прежнему ограничена.
Запрет доступа:
  • 10 марта в неподконтрольном правительству районе Донецкой области три члена «ДНР» (мужчины 25–35 лет), двое из которых были вооружены, отказали патрулю Миссии в доступе к месту размещения отведенного тяжелого вооружения.
  • 11 марта в пункте пропуска на границе возле Изварино член «ЛНР» (мужчина 40–49 лет) потребовал, чтобы члены патруля Миссии покинули этот район, утверждая, что «существует ограничение относительно присутствия СММ в приграничном районе».
  • 11 марта в пункте пропуска на границе возле Северного вооруженный член «ЛНР» (мужчина 30–39 лет) потребовал, чтобы члены патруля Миссии покинули этот район, утверждая, что «существует ограничение относительно присутствия СММ в приграничном районе».
На участках разведения сил и средств и из-за мин/неразорвавшихся боеприпасов:
  • Ни 10, ни 11 марта патрули Миссии не смогли получить доступ к некоторым частям участка разведения в районе Станицы Луганской, за исключением главной дороги, из-за возможного наличия там мин и неразорвавшихся боеприпасов. Офицер Вооруженных сил Украины при СЦКК сообщил СММ, что не владеет информацией о проведении работ по разминированию в предыдущие сутки. В обоих случаях наблюдатели решили, что продолжать движение небезопасно, и уведомили об этом СЦКК[3].
  • Ни 10, ни 11 марта патрули Миссии не смогли проследовать по дорогам второстепенного значения к югу от участка разведения в районе Золотого из-за возможного наличия там мин и неразорвавшихся боеприпасов. Член вооруженного формирования, находившийся на южной стороне участка разведения в районе Золотого, сообщил наблюдателям, что работы по разминированию в предыдущие сутки не проводились. Наблюдатели решили, что продолжать движение небезопасно.
  • Ни 10, ни 11 марта патрули Миссии не смогли проследовать по дорогам второстепенного значения на участке разведения в районе Золотого из-за возможного наличия там мин и неразорвавшихся боеприпасов. Офицер Вооруженных сил Украины при СЦКК по телефону сообщил наблюдателям, что он не владеет информацией о проведении на этом участке работ по разминированию в предыдущие сутки. В обоих случаях наблюдатели решили, что продолжать движение небезопасно, и уведомили об этом СЦКК[3].
  • Ни 10, ни 11 марта патрули Миссии не смогли проехать через мост в н. п. Счастье (подконтрольный правительству, 20 км на север от Луганска) из-за наличия там мин. Офицер Вооруженных сил Украины при СЦКК сообщил наблюдателям, что дорога к югу от моста заминирована. В обоих случая СММ уведомила СЦКК[3].
Задержка:
  • 10 марта в неподконтрольном правительству районе Донецкой области член «ДНР» в течение 20 минут не пропускал патруль СММ к постоянному месту хранения вооружения.
Другие препятствия:
  • 10 марта возле Тернового полет мини-БПЛА СММ был прерван огнем из стрелкового оружия, который, по оценке наблюдателей, велся в направлении БПЛА (см. выше).
  • В больнице Донецка членам патруля Миссии сообщили, что для получения информации о жертве им необходимо иметь разрешение от члена «ДНР».
 
[1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении.
[2] Данная военная техника не подпадает под действие положений Минских соглашений об отводе вооружений.
[3] СММ проинформировала об этом офицеров Вооруженных сил Украины в СЦКК. 18 декабря 2017 года офицеры Вооруженных сил Российской Федерации были выведены из состава СЦКК.

Читайте новости на официальном канале Народной милиции ЛНР в Telegram

Похожие новости

Copyright © 2015-2018. Все права защищены.
Копирование материалов без активной ссылки на источник запрещено.
Яндекс.Метрика