» » » Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 24 июня 2018 года, 19:30

Официальная информация / Отчёты ОБСЕ

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 24 июня 2018 года, 19:30

За период с вечера 22 по вечер 23 июня СММ зафиксировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня в Донецкой области и увеличение их количества в Луганской области по сравнению с предыдущим отчетным периодом. В период между вечерами 23 и 24 июня Миссия зафиксировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня в Донецкой и Луганской областях по сравнению с предыдущими сутками. Наблюдатели уточняли сообщения о жертвах среди гражданского населения в Ясиноватой и Докучаевске. СММ фиксировала свежие повреждения вследствие обстрела в жилом районе Пикуз. Миссия продолжала осуществлять мониторинг на участках разведения сил и средств в районах населенных пунктов Станица Луганская, Золотое и Петровское и зафиксировала взрыв на участке разведения в районе Станицы Луганской и три снаряда на участке разведения в районе Золотого. Доступ СММ оставался ограниченным как на всех трех участках разведения, так и в других района, в том числе в Новой Марьевке. Миссия зафиксировала вооружение, размещенное с нарушением линий отвода поблизости от Новоайдара. СММ продолжала содействовать обеспечению работы Донецкой фильтровальной станции, в том числе путем мониторинга ситуации с безопасностью в районе станции. Во Львове команда СММ уточняла сообщения в СМИ о нападении на членов ромской общины в городе.
В период с вечера 22 по вечер 23 июня в Донецкой области Миссия констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня[1] (в частности, 66 взрывов) по сравнению с предыдущим отчетным периодом (приблизительно 110 взрывов). В период между вечерами 23 и 24 июня Миссия зафиксировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня, в частности больше взрывов (280), по сравнению с предыдущими сутками.
Поздно вечером 22 и в ночь на 23 июня камера СММ на Донецкой фильтровальной станции (ДФС; 15 км к северу от Донецка) зафиксировала огневую активность в такой хронологической последовательности: 2 снаряда с западо‑северо‑запада на востоко‑юго‑восток и 3 снаряда с востоко‑юго‑востока на западо‑северо‑запад, за которыми последовало в общей сложности 8 взрывов (из которых 6 — неопределенного происхождения, 1 оцененный как разрыв снаряда, а еще 1 — как выстрел), около 40 снарядов (большинство с востоко-юго-востока на западо-северо-запад), 4 очереди и 1 вспышка дульного пламени — все в 0,3–3 км в секторе от юго-востока до юго-запада, а также 4 снаряда с востоко-северо-востока на западо-юго-запад в 100–500 м к юго-юго-западу. Вечером 23 и в ночь на 24 июня та же камера зафиксировала 1 взрыв неопределенного происхождения и 6 снарядов с востока на запад, а затем 13 взрывов (11 — неопределенного происхождения и 2 оцененные как разрывы снарядов), 67 снарядов (большинство с востока на запад) и 2 осветительные ракеты — все в 0,2–3 км к югу.
Поздно вечером 22 и в ночь на 23 июня камера СММ на контрольном пункте въезда-выезда (КПВВ) в н. п. Майорск (подконтрольный правительству, 45 км к северо-востоку от Донецка) зафиксировала огневую активность в такой хронологической последовательности: 4 взрыва неопределенного происхождения и 4 снаряда (2 с юга на север и 2 с севера на юг), а затем в общей сложности 12 взрывов неопределенного происхождения, 225 снарядов (большинство с юга на север), 65 очередей, 2 вспышки дульного пламени и 3 осветительных ракеты — все в 2–4 км к северо-востоку, востоко-северо-востоку и востоку. Вечером 23 и в ночь на 24 июня та же камера зафиксировала 4 снаряда с юга на север, а затем в общей сложности 18 взрывов неопределенного происхождения, 125 снарядов (большинство с юга на север), 13 вспышек дульного пламени, 2 осветительных ракеты и около 55 очередей — все в 2–4 км к востоку.
Вечером 23 июня, находясь в н. п. Горловка (неподконтрольный правительству, 39 км к северо-востоку от Донецка), команда СММ слышала приблизительно 120 взрывов неопределенного происхождения и около 215 выстрелов и очередей из крупнокалиберного пулемета и стрелкового оружия — все в 4–6 км юго-западу и западу.
Поздно вечером 22 и в ночь на 23 июня в н. п. Светлодарск (подконтрольный правительству, 57 км к северо-востоку от Донецка) наблюдатели слышали около 30 взрывов неопределенного происхождения и приблизительно 135 очередей из крупнокалиберного пулемета в 4–5 км к юго-востоку и югу. 23 июня команда СММ слышала 23 взрыва неопределенного происхождения и приблизительно 215 очередей из крупнокалиберного пулемета — все в 4–5 км к юго-востоку.
В течение дня 24 июня со своей позиции в 2,5 км к юго-востоку от н. п. Ломакино (подконтрольный правительству, 15 км к северо-востоку от Мариуполя) члены патруля Миссии слышали 62 взрыва (42 — неопределенного происхождения, 10 оцененных как разрывы снарядов и 10 оцененных как выстрелы) в 1–5 км в восточном направлении, а также 12 взрывов неопределенного происхождения и 3 выстрела из стрелкового оружия на неустановленном расстоянии к востоко-юго-востоку.
С вечера 22 до вечера 23 июня в Луганской области Миссия констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня (в частности, 14 взрывов) по сравнению с предыдущим отчетным периодом (5 взрывов). С вечера 23 по вечер 24 июня было зафиксировано дальнейшее увеличение количества нарушений режима прекращения огня, в том числе около 100 взрывов, по сравнению с предыдущими сутками.
Вечером 23 июня, находясь в н. п. Северодонецк (подконтрольный правительству, 74 км к северо-западу от Луганска), команда СММ слышала около 90 взрывов неопределенного происхождения в 25–35 км к югу.
Наблюдатели уточняли сообщения о жертвах среди гражданского населения. В дорожной больнице в н. п. Ясиноватая (неподконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Донецка) медработники сообщили СММ, что 12 июня в больницу поступила женщина (33 лет) с гематомой и царапинами на спине и грудной клетке от пули, которая, вероятно, отрикошетила от какой-то поверхности и попала в женщину. Во время предыдущего визита наблюдателей в дом женщины она сообщила им, что пуля попала ей в верхнюю часть спины, когда она находилась возле своего дома в Ясиноватой со своими детьми и соседом.
24 июня в н. п. Докучаевск (неподконтрольный правительству, 30 км к юго-западу от Донецка) женщина (76 лет) с забинтованной головой сообщила СММ, что за день до этого она шла из своего дома на улице Ленина на автобусную остановку, расположенную на ул. Центральной, 35, когда начался обстрел, что вынудило ее укрыться у стены близстоящего здания. По словам женщины, она почувствовала, как что-то попало в нее, и поняла, что на затылке у нее течет кровь. Вскоре после этого женщине оказали первую помощь в магазине и отвезли в Докучаевскую городскую больницу. Медработники в больнице сообщили СММ, что женщина была доставлена в больницу с осколочным ранением головы и что ее выписали в тот же день.
23 июня наблюдатели видели свежие места огневого поражения вследствие обстрела в жилом районе(быв. Коминтерново, неподконтрольный правительству, 23 км к северо-востоку от Мариуполя). На хуторе Кирпоты на восточной окраине Пикуз, где в течение нескольких прошлых недель СММ наблюдала свежие повреждения от обстрелов (см. Ежедневный отчет СММ от 18 июня 2018), члены патруля Миссии видели две свежие воронки в земле приблизительно в 40–45 м к востоку от дома. По оценке, обе воронки образовались вследствие разрыва артиллерийских снарядов неустановленного калибра, выпущенных с западного направления. Наблюдатели также видели свежие повреждения деревьев и оборванный провод высоковольтной линии электропередачи в 5–10 м от воронок. Трое местных жителей сообщили СММ, что район попал под обстрел вечером 22 и в ночь на 23 июня, и добавили, что Пикузы, н. п. Заиченко (неподконтрольный правительству, 93 км к югу от Донецка) и н. п. Ужовка (быв. Ленинское, неподконтрольный правительству, 24 км к северо-востоку от Мариуполя) из-за обстрела остались без электроснабжения.
СММ продолжала осуществлять мониторинг процесса разведения сил и средств, а также пытаться получить неограниченный доступ к участкам разведения в районах н. п. Станица Луганская (подконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Луганска), н. п. Золотое (подконтрольный правительству, 60 км к западу от Луганска) и н. п. Петровское (неподконтрольный правительству, 41 км к югу от Донецка), как это предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года. Доступ Миссии на этих участках по-прежнему ограничен*, однако наблюдатели смогли выполнить их частичный мониторинг.
22 июня беспилотный летательный мини-аппарат (БПЛА) СММ в очередной раз зафиксировал зенитную установку (ЗУ-23, 23 мм) на приусадебном участке у дома в пределах участка разведения в районе Станицы Луганской, в 400 м от его юго-западного края.
Поздно вечером 22 и в ночь на 23 июня, осуществляя мониторинг на восточной окраине Станицы Луганской, команда Миссии слышала 3 взрыва неопределенного происхождения в 3 км к югу (определить, произошло ли это на участке разведения или за его пределами, не представлялось возможным). 24 июня, находясь к северу от блокпоста Вооруженных сил Украины и к северу от моста в Станице Луганской, наблюдатели слышали взрыв неопределенного происхождения на расстоянии 0,8–1 км к юго-западу (по оценке, на участке разведения).
24 июня, находясь на блокпосте вооруженных формирований к югу от моста в Станице Луганской, в пределах участка разведения, члены патруля Миссии видели мини-БПЛА, пролетавший с севера на юг над блокпостом на высоте 50–70 м.
Вечером 22 и в ночь на 23 июня камера СММ в Золотом зафиксировала 11 взрывов неопределенного происхождения в 5–15 км в секторе от востоко-северо-востока до юго-юго-востока (все, по оценке, за пределами участка разведения). Вечером 23 июня та же камера зафиксировала 10 взрывов неопределенного происхождения, 3 снаряда с севера на юг, 9 трассирующих снарядов и 8 очередей из крупнокалиберного пулемета — все в 3–10 км к востоку (по оценке, за пределами участка разведения), а также 3 снаряда (2 с юго-запада на северо-восток и 1 с востока на запад) в 3–5 км к юго-востоку (по оценке, в пределах участка разведения сил и средств).
23 июня члены патруля Миссии видели, как в пределах участка разведения в районе Золотого военнослужащий Вооруженных сил Украины ехал в направлении н. п. Катериновка (подконтрольный правительству, 64 км к западу от Луганска). Позже в тот же день наблюдатели видели пятерых военнослужащих Вооруженных сил Украины (трое вооруженных шли пешком, а двое ехали в гражданском фургоне) в пределах участка разведения на дороге, ведущей в Катериновку.
1 июня камера СММ в Петровском зафиксировала 1 взрыв и 12 трассирующих снарядов с востоко‑юго‑востока на западо‑северо‑запад — все в 0,5–1,5 км к юго-западу и западо-северо-западу (по оценке, в пределах участка разведения сил и средств).
СММ продолжает осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Меморандумом, а также Комплексом мер и Дополнением к нему.
23 июня в подконтрольном правительству районе наблюдатели видели 2 самоходные гаубицы (2С1 «Гвоздика», 122 мм), погруженные на два грузовика-платформы, двигавшиеся в западном направлении по трассе Т1306, примерно в 7 км к западу от н. п. Новоайдар (49 км к северо-западу от Луганска), что является нарушением линий отвода.
23 июня за линиями отвода, но вне выделенных мест хранения вооружения в подконтрольных правительству районах наблюдатели видели неподвижный танк (Т-72), погруженный на военный грузовик-платформу, и два зенитных ракетных комплекса (9К33 «Оса») к востоку от Северодонецка; 2 самоходные гаубицы (2С1) в Северодонецке; 2 зенитных ракетных комплекса (9К33), двигавшихся в западном направлении по трассе Т-1306 около н. п. Новоахтырка (55 км к северо-западу от Луганска); 6 зенитных ракетных комплексов (9К35 «Стрела-10»), направлявшихся в западном направлении по трассе Н21 примерно в 6 км к юго-востоку от Новоайдара; 9 танков (Т-72) и 3 самоходные гаубицы (2С1) на железнодорожной станции в н. п. Рубежное (84 км к северо-западу от Луганска); а также 2 зенитных ракетных комплекса (9К35), двигавшихся в восточном направлении поблизости от н. п. Смоляниново (61 км к северо-западу от Луганска). 24 июня члены патруля Миссии видели 9 самоходных гаубиц (восемь 2С1 и одну 2С3 «Акация», 152 мм) и 5 танков (Т-72) на железнодорожной станции в Рубежном, а также 2 танка (Т-64) на грузовиках-платформах на южной окраине н. п. Волноваха (53 км к югу от Донецка).
Миссия зафиксировала боевые бронированные машины, зенитные установки[2], новые траншеи и другие признаки наличия сил и средств военного типа в зоне безопасности. 23 июня в подконтрольных правительству районах команда Миссии видела 2 боевые машины пехоты (БМП-1) и 1 бронированную ремонтно-эвакуационную машину (БРЭМ) на восточной окраине н. п. Попасная (69 км к западу от Луганска). 22 июня мини-БПЛА в очередной раз зафиксировал зенитную установку (ЗУ-23) на участке разведения в районе Станицы Луганской, в 400 метрах от его юго-западного края (см. выше).
22 июня в неподконтрольных правительству районах мини-БПЛА Миссии обнаружил 1,5 км новых траншей и 13 пустых блиндажей около н. п. Новогригоровка (33 км к западу от Луганска), которых не видно на снимках от 29 апреля 2018 года. На следующий день члены патруля Миссии видели неподвижный бронетранспортер (неустановленного типа) поблизости от н. п. Смелое (31 км к северо-западу от Луганска) и зенитную установку (неустановленного типа) около н. п. Макеевка (неподконтрольный правительству, 12 км к северо-востоку от Донецка). 24 июня наблюдатели видели бронетранспортер (неустановленного типа), стоявший около группы людей в одежде военного типа на южной окраине Донецка. 24 июня команда Миссии видела мини-БПЛА, пролетавший с севера на юг над блокпостом вооруженных формирований к югу от моста в Станице Луганской (см. выше).
СММ зафиксировала неразорвавшиеся боеприпасы и знаки, предупреждающие о минной опасности. 23 июня, находясь примерно в 200 м от южного въезда в н. п. Новая Марьевка (неподконтрольный правительству, 64 км к югу от Донецка), наблюдатели впервые зафиксировали торчащий посреди дороги хвостовик и еще один снаряд, лежащий на поверхности с восточной стороны дороги (оба предмета, по оценке, являются частями 82-мм минометных мин), а также небольшой квадратный знак красного цвета на обочине дороги, на котором на русском языке белыми буквами было написано «мины»*. В тот же день, находясь на дороге на расстоянии около 2,6 км к востоку от Новой Марьевки, патруль СММ впервые заметил лежащее поперек дороги дерево, а также два хвостовика, торчащие из поверхности по обе стороны от дерева. По оценке, это были части 82-мм минометных мин. В этом месте наблюдатели видели также прикрепленный к дереву знак, предупреждающий о минной опасности, с содержанием, идентичным выше описанному*. 24 июня члены патруля Миссии впервые зафиксировали красный знак, предупреждающий о минной опасности, на котором на русском языке было написано «Стоп! Мины!» и который был прикреплен к веревке, натянутой поперек подъездной дороги в 1 км к юго-востоку от н. п. Лиман (неподконтрольный правительству, 12 км к северо-западу от Луганска).
СММ продолжала способствовать обеспечению работу ДФС, а также проведению работ по разминированию вокруг станции, в том числе путем мониторинга соблюдения режима прекращения огня 23 и 24 июня. Патрулируя в районах вблизи ДФС, команда СММ слышала нарушения режима прекращения огня, несмотря на предоставленные в явной форме гарантии безопасности (см. Выше раздел о нарушениях режима прекращения огня, а также ниже таблицу нарушений режима прекращения огня). Кроме того, СММ продолжала содействовать проведению и осуществлять мониторинг ремонтных работ на Петровской насосной станции около н. п. Артема (подконтрольный правительству, 26 км к северу от Луганска), а также осуществляла мониторинг ремонтных работ 22 и 23 июня на недавно поврежденной высоковольтной линии электропередачи на хуторе Кирпоты на восточной окраине Пикуз (см. выше).
22 июня во Львове на улице Пасечной около Мемориального комплекса «Слава героям, павшим во Второй мировой войне», команда СММ уточняла сообщения в СМИ об актевандализма на нескольких могилах, который имел место 21 июня. Наблюдатели видели, что на трех могилах мемориального комплекса аэрозольной краской были нанесены желтые трезубцы и другие изображения. Они также видели, как мужчина пытался удалить краску с одной из могил. Представитель пресс-службы полиции сообщил СММ, что на данный момент ведется расследование.
24 июня во Львове команда СММ уточняла сообщения в СМИ о нападении на членов ромской общины, совершенном в городе 23 июня. В парковой зоне, расположенной вдоль улицы Трускавецкая в южной части Львова, наблюдатели видели три самодельных палатки, которые, по-видимому, были брошены, а также 10 сотрудников полиции. Представитель пресс-службы полиции сообщил СММ, что был убит мужчина (24 года), а четверо других членов общины ромов, живущих во временном поселении в районе улицы Трускавецкая (двое мужчин 19 лет, 30‑летняя женщина и 10-летний мальчик), были ранены во время нападения группы мужчин (16–20 лет). Семерых нападающих арестовали. Миссия будет в дальнейшем уточнять обстоятельства данного инцидента.
СММ продолжает наблюдать за ситуацией в Херсоне, Одессе, Ивано-Франковске, Харькове, Днепре, Черновцах и Киеве.
*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ
Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо оперативно реагировать. Они также согласились с тем, что Совместный центр контроля и координации (СЦКК) должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Однако вооруженные формирования в отдельных районах Донецкой и Луганской областей часто отказывают СММ в доступе к районам, прилегающим к неподконтрольным правительству участкам границы Украины (см. Ежедневный отчет СММ от 19 июня 2018 года). Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля 2017 года недалеко от Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение была по-прежнему ограничена.

Запрет доступа:

23 июня, находясь на дороге в 200 м от южного въезда в Новую Марьевку, патруль СММ не смог продолжить движение и попасть в населенный пункт из-за видимых неразорвавшихся боеприпасов и знаков, предупреждающих о минной опасности, которые наблюдатели зафиксировали впервые.
23 июня, находясь на дороге на расстоянии около 2,6 км к востоку от Новой Марьевки, патруль СММ не смог продолжить движение и попасть в населенный пункт из-за лежащего поперек дороги дерева, а также двух видимых неразорвавшихся боеприпасов вблизи от дерева и знаков, предупреждающих о минной опасности, которые наблюдатели зафиксировали впервые.
24 июня на заставе в 3 км к югу от н. п. Сиваш (162 км к юго-востоку от Херсона) двое военнослужащих Вооруженных сил Украины воспрепятствовали въезду патруля СММ и потребовали, чтобы наблюдатели покинули данный район даже после того, как они объяснили положения мандата Миссии. СММ регулярно пропускали в данный район, однако это уже второй случай ограничения в одном и том же месте за последний месяц (см. Ежедневный отчет СММ от 29 мая 2018 года).Регулярные ограничения на участках разведения сил и средств и из-за мин/неразорвавшихся боеприпасов:

Ни 23, ни 24 июня патрули Миссии не смогли получить доступ к некоторым частям участка разведения в районе Станицы Луганской, за исключением главной дороги, из-за возможного наличия там мин и неразорвавшихся боеприпасов. Офицер Вооруженных сил Украины при СЦКК сообщил СММ, что в предыдущие сутки работы по разминированию не проводились. В обоих случаях наблюдатели посчитали, что продолжать движение небезопасно, и уведомили об этом СЦКК.
Ни 23, ни 24 июня патрули Миссии не смогли проехать по дорогам второстепенного значения, проходящим на участке разведения в районе Золотого, из-за возможного наличия там мин и неразорвавшихся боеприпасов. Офицер Вооруженных сил Украины при СЦКК по телефону сообщил СММ, что в предыдущие сутки работы по разминированию не проводились. В обоих случаях наблюдатели посчитали, что продолжать движение небезопасно, и уведомили об этом СЦКК.
Ни 23, ни 24 июня патрули Миссии не смогли проехать по дорогам второстепенного значения, проходящим к югу от участка разведения в районе Золотого, из-за возможного наличия там мин и неразорвавшихся боеприпасов. Член вооруженных формирований, находившийся на южной стороне участка разведения в районе Золотого, сообщил наблюдателям, что работы по разминированию в предыдущие сутки не проводились. Наблюдатели решили, что продолжать движение небезопасно.

Читайте новости на официальном канале Народной милиции ЛНР в Telegram

Похожие новости

Скачать книгу Необъявленная война

Copyright © 2015-2018. Все права защищены.
Копирование материалов без активной ссылки на источник запрещено.
Яндекс.Метрика